Previous Entry Поделиться' Next Entry
Как была устроена школа в немецком концлагере Бухенвальд
Цветок
sv_makovkina
Оригинал взят у yurayakunin в Как была устроена школа в немецком концлагере Бухенвальд


Если у детей есть желание учиться, а у педагога — учить, то хорошая школа может появиться в любых условиях — даже в концлагере.

QIP Shot - Image: 2016-06-30 08:33:56

Лидер вооружённого сопротивления в Бухенвальде Николай Кюнг организовал в концлагере подпольную школу, прятал её от глаз эсэсовцев и, рискуя жизнью, каким-то образом доставал карандаши, тетради и даже школьную доску. В итоге немцы так и не узнали о существовании школы у них под носом. Память о Кюнге и его творении сегодня хранится в музее боевой славы образовательного комплекса № 2117, одну из школ которого много лет возглавлял этот смелый учитель.


Во время восстания 11 апреля 1945 года силами подпольной Красной армии, которая вела свою подрывную деятельность на протяжении нескольких лет, были освобождены узники Бухенвальда, одного из самых известных концлагерей в истории. Одним из руководителей этого восстания был Николай Кюнг, человек с уникальной судьбой.


Николай Кюнг

Он начал войну в 1939 году, когда принимал участие в освобождении Западной Белоруссии. Начало Великой Отечественной 22 июня 1941 года Кюнг встретил во главе курсантов полковой школы, защищая Волынское укрепление Брестской крепости. Будучи замполитом батареи 232-й дивизии Западного фронта, он был ранен в боях под Ковелем и попал в плен. Пройдя через несколько немецких концлагерей, летом 1943-го он попал в Бухенвальд, где работал подпольным учителем для детей (именно ему первому пришла идея организации школы в концлагере), и стал активным участником Сопротивления.

Из личных воспоминаний Кюнга
«В августе 1942 года я с большой партией военнопленных был вывезен в Бельгию для работы на каменноугольной шахте. За организацию саботажа и побегов был брошен в концлагерь Бухенвальд. И вот в Бухенвальде я тоже встретил защитников крепости. Павел Назаров, Иван Мягков и Владислав Филипчук — все из Смоленской области, младшие командиры, раненые в боях за крепость, были захвачены фашистами и направлены на каторжные работы. Я их встречал в 304 лагере, но и по сегодняшний день больше о них ничего не слышал».
(Героическая оборона, Минск, 1963)


Тайные уроки в бухенвальдской школе

«Рассказывали, что в школе были учебные планы и проводились уроки по отдельным предметам. Конспирация была строжайшая, — пишет в своих воспоминаниях писатель Юрий Пестерев, автор книги „Зори над брамой“. — Не каждый узник знал о существовании школы. Дети занимались вечером и почти до отбоя. Конечно, им было тяжело. Они занимались после работы. В подтверждение того, что я видел и слышал от своих товарищей, после войны мне попала заметка, опубликованная в „Учительской газете“. В ней бывшие узники называли „отличников бухенвальдской школы“. Хорошо запомнил фамилию Ивана Удодова, который после войны стал мировым рекордсменом по тяжёлой атлетике».

В школьном бараке всегда было много гостей: в основном немцев-политзаключённых, поляков, французов, чехословаков. Они приносили бумагу, карандаши, линейки, мел и маленькую самодельную доску и кое-какие лакомства.


Дети-узники Бухенвальда

«Когда я узнал, что под носом у немцев организована школа, то не поверил своим ушам, — вспоминает Георгий Сальников, один из узников лагеря, учитель по профессии. — Об этом страшно было подумать. Настоящая школа с учителями и учениками! Даже доску и географическую карту раздобыли! Смельчаки, рискуя жизнью, тащили из канцелярии для учеников бумагу и карандаши, а со склада тёплые вещи. Усилиями Николая Кюнга, которого я хорошо знал, а также усилиями других членов интернационального комитета маленьких узников удалось освободить от работы и обеспечить дополнительным питанием. Ребят постарше переводили на работу в „ревир“ — лазарет, на склад и на кухню. Мы отрывали от себя часть хлеба, чтобы передать в детский блок».

По рассказам бывших заключённых, существенной прибавкой к столу детей был хлеб и баланда умерших
От норвежских студентов, тоже узников, в восьмой блок (именно там располагалась подпольная школа) шли посылки. Ребята оживали на глазах, становились добрее и доверчивее к своим старшим товарищам.

«В школе идёт урок. Старшие товарищи — дозорные — просматривают улицу, чтобы в любую минуту предупредить об опасности. Если идёт эсэсовец, то учитель прекращает урок и тут же переключается на детскую игру», — пишет Юрий Пестерев.

Вот ещё одно воспоминание, написанное Иваном Николенко, одним из учеников бухенвальдской школы: «Первый урок в необычной школе состоялся 1 сентября 1944 года в восьмом блоке, флигель «А», в общем помещении, служившем одновременно и столовой. За двумя столами сидели «школьники» — дети в полосатых робах в возрасте от 7 до 12 лет. Урок открыл бывший учитель истории Николай Кюнг. Он сказал: «Поздравляю вас, дорогие дети, с началом учебного года. Желаю вам следующий новый учебный год начать в своих родных местах и сидеть за настоящими партами с настоящими учебниками».

Просуществовала школа почти восемь месяцев, а немцы так о ней и не узнали.

«Наши оружейники сумели смонтировать из труб 106 ручных гранат типа РГД. Восстание готовили несколько лет. С военных заводов, окружавших лагерь, выносили оружейные детали. По ночам из них собирали винтовки и пистолеты».
(Война за колючей проволокой, Полиздат, 1960)

Реабилитированный директор

После освобождения офицер, прошедший через концлагеря, стал помогать соотечественникам вернуться на родину. Сам он вернулся домой в июне 1945-го, пройдя через многочисленные проверки «СМЕРШа» (контрразведывательные организации в Советском Союзе во время Второй мировой войны, которые проверяли граждан страны на подозрения в шпионаже и измене родины).

Через четыре года после окончания войны Николая Кюнга, работавшего на тот момент школьным учителем истории, внезапно арестовали
Его подозревали в добровольной сдаче в плен и в шпионаже. Освободили Кюнга только через год, полностью сняв все обвинения. Сам он всегда вспоминал об этой своей странице биографии спокойно и говорил, что никакого давления на него никогда не оказывалось.


Карточка узника Кюнга

Кавалер орденов и медалей нескольких стран Николай Кюнг многие годы проработал учителем, а затем и директором школы № 4 в Подольске (сегодня школа входит в состав образовательного комплекса № 2117 г. Москвы). С 1958 по 1991 год он был членом президиума советского Комитета ветеранов войны и вице-президентом Международного комитета узников Бухенвальда. О своей борьбе в немецких концлагерях он написал книгу «Война за колючей проволокой», переведённую на несколько языков мира.


Книга о подпольной жизни
Сейчас о наследии Кюнга трепетно заботятся в музее школы, директором которой он был в своё время. Здесь собраны награды и архивные фотографии героя, его ордена и медали, а главное — живые воспоминания его учеников.

«Помню случай, когда старенький учитель в центре самого ужасного лагеря войны, окружённого колючей проволокой в 600 вольт, вооружёнными жестокими надсмотрщиками, диктовал советским детям: «Мама мыла раму, папа рыл фашистам яму».
(Цитата Николая Кюнга из воспоминаний современников)

©




?

Log in

No account? Create an account